РосАгро - российский информационный агропромышленный портал

Кто заработает на рекордном урожае

В этом году эксперты прогнозируют рекордный урожай зерновых в России, особенно пшеницы. При растущих ценах на продовольствие и угрозе дефицита зерна на мировом рынке, перед нашими аграриями, казалось бы, открываются прекрасные перспективы. Однако смогут ли сельхозпроизводители получить высокую прибыль в этом году будет решать не рынок, а геополитика.
Кто заработает на рекордном урожае

Ждем новых цен

Оптимистичные прогнозы на урожай 2022 года озвучил Президент России Владимир Путин на одном из совещаний. Глава государства отметил, что, по предварительным оценкам специалистов, сбор зерна может составить 130 млн тонн, в том числе 87 млн тонн пшеницы. В прошлом году в России собрали 121,4 млн тонн зерна, из них 76 млн тонн пшеницы. По словам Президента, рекордный урожай пшеницы позволит не только с запасом обеспечить внутренние потребности, но и нарастить поставки на глобальный рынок для наших партнеров, что очень важно для мировых продовольственных рынков.

Получить хороший урожай зерновых важно и нашим аграриям. С начала этого года, по данным аналитиков, цены на пшеницу на мировом рынке уже выросли более чем в полтора раза. Во-первых, с рынка выпала Украина, где остановлена работа портов. Свою роль в повышении цены сыграла и засуха в Индии. Из-за малого количества осадков прогнозы на урожай ухудшились, и экспорт решили прикрыть. Во Франции, крупнейшем производителе пшеницы в Евросоюзе, также возникли проблемы из-за засухи. По данным Минсельхоза страны, только 73% пшеницы находятся в отличном или хорошем состоянии. К тому же буквально за неделю до этого показатель был на уровне 82%, — говорится на канале «Индекс» в «Телеграме». На фоне ухудшения прогнозов других стран цены на мировом рынке стремительно растут.

Так, 16 мая фьючерсы на пшеницу в Чикаго выросли сразу на 5,9% — до 12,47 доллара за бушель. В российском Союзе экспортеров зерна прогнозируют, что цены FOB на российскую пшеницу вернутся на уровни выше 400 долларов за тонну, — пишет «Российская газета».

Эксперты считают, что эта цифра еще не предел. Вполне возможно, к осени мы увидим цену на пшеницу на мировом рынке намного выше сегодняшней, которая и так имеет рекордное значение.

Однако при этом непонятно, какое место займет Россия на мировом рынке в этом сезоне и получится ли у наших аграриев заработать на сверхценах. Экспорт зерна в этом сельхозгоду (отсчет идет с 1 июля 2021 года) снизился на 17,6%, — цитирует «Интерфакс» директора аналитического департамента Российского зернового союза Елену Тюрину. По ее словам, значительно отстают от показателей прошлого сельхозгода экспорт ячменя — на 33,6% и кукурузы — на 30%.

Причины снижения экспорта просты: уменьшается активность покупателей российского зерна, равно как и объемы поставок.

— На предыдущей неделе поставки шли только в шесть стран, хотя в конце апреля их было десять, а в первую неделю мая — восемь. Стали значительно меньше и объемы экспорта, — цитирует специалиста «Интерфакс». — Если в Египет отгружалось в среднем по 150 тыс. тонн в неделю, то на той неделе — всего 29 тыс. тонн. Турция закупала в среднем тоже где-то по 160–170 тыс. тонн, на прошлой неделе отгрузки упали до 17,5 тыс. тонн.

Аналитики отмечают также общее уменьшение спроса из-за резкого повышения цен. Кроме того, крупные отечественные компании уже почти исчерпали имеющиеся квоты на экспорт зерна. Сейчас все ждут нового урожая — и новых цен.

АПК «на ручнике»

Экспортный потенциал у России по-прежнему остается высоким, но удастся ли аграриям заработать на сложившейся ситуации — большой вопрос.

— Цены на мировом рынке на зерно сейчас неплохие. Геополитическая ситуация существенно провоцирует их рост. Следующий сезон явно пройдет под знаком высоких цен на продовольствие вследствие его дефицита. ООН сейчас даже прогнозирует в определенных странах гуманитарные катастрофы, возникшие из-за нехватки продуктов. Полагаю, ситуация сложится напряженная именно в тех регионах, где Россия традиционно выступала крупнейшим поставщиком зерна. Это в первую очередь страны Ближнего Востока и Северной Африки: Египет, Тунис, Марокко, Алжир. Арабские страны немного богаче, они смогут справиться с кризисом. А вот на Ближнем Востоке и в странах Магриба действительно будет тяжело, — говорит учредитель Национального аграрного агентства Александр Гавриленко.

В этой ситуации Россия могла бы расширить экспортный потенциал и увеличить поставки зерна на мировом рынке, но пока этого не происходит по различным причинам. Одна из них — госрегулирование.

— Органы федеральной власти сейчас будут действовать в интересах большинства россиян, пытаться максимально сохранить социальную стабильность. Если возникнет угроза внутренней продовольственной безопасности, то экспорт сократится вплоть до полного эмбарго, как было в 2010 году. Цены тогда на мировом рынке взлетели из-за ухода России. Но мы не смогли на этом заработать, потому что внутри страны они, наоборот, резко упали. А вот украинцы тогда хорошо заработали на нашем уходе, — говорит эксперт.

По мнению Александра Гавриленко, сейчас ситуация еще сложнее.

— Сохранение продовольственной безопасности будет идти за счет аграриев, но объективности ради хочу сказать, что так делают все страны мира. Индия, например, два месяца назад заявляла, что может заменить Россию на мировом рынке зерна. В итоге у них случилась засуха, и они полностью закрывают экспорт. Это ударит по их производителям и экспортерам, зато не случится общего социального напряжения. Не будет голода — не будет бунтов, это главное. При любых возникающих проблемах самое важное — насытить свой рынок, — говорит Александр Гавриленко.

В связи с этим сейчас все будет решать госрегулирование, действие которого аналитики пока могут только предсказывать с той или иной долей вероятности. Сейчас возникает ощущение, что государство начинает стимулировать экспорт. С середины мая стали постепенно снижаться экспортные пошлины на пшеницу из РФ. Если с 4 мая пошлина выросла с $119,1 до $120,1 за тонну, то с 11 мая она уже снизилась с $120,1 до $114,3 за тонну, с 18 мая — с $114,3 до $111,9 за тонну и с 25 мая — с $111,9 до $110,5 за тонну (по данным аналитического агентства «ПроЗерно»). То есть сейчас мы видим, что государство постепенно ослабляет финансовое давление на аграриев.

— Но к чему мы в итоге придем, пока четкого понимания у меня нет. Все зависит от того, каким курсом пойдут федеральные власти. Правительство будет руководствоваться только мировой ситуацией. Сейчас есть еще один важный момент: рубль укрепляется, доллар для нас дешевеет. И по большому счету он нам становится все меньше нужен. Из-за сокращения объемов импорта зависимость от запасов валюты в России падает, поэтому экспорт зерна вроде бы уже не так важен, хотя, конечно, он все равно сохранится. Правда, аграрии вряд ли смогут получить сверхприбыли от рекордного урожая. Но и разорятся тоже вряд ли. Власти не допустят массовых банкротств аграриев, будут продолжать разрабатывать новые пакеты государственной помощи, в ручном режиме регулировать цены производителей удобрений и пр. Подобными методами ручного управления рентабельность агробизнеса будет поддерживаться в этом сезоне, — считает эксперт.

Меняем курс на Азию

По словам экономиста Романа Иноземцева, сложности с экспортом в страны ЕС не должны смущать наших аграриев.

— Это, конечно, проблема, но любая проблема создает как риски, так и возможности. Конкретно сейчас есть сложности при экспорте по направлению в ЕС. Зато развиваются возможности экспорта в направлении Азии, тем более что у стран Азии с урожаем зерновых, и прежде всего пшеницы, все не так радужно, как у России, — отметил экономист. — У Китая возникли проблемы с озимыми из-за наводнения этой зимой, у Индии и Пакистана часть урожая погибнет из-за рекордной жары, в США сев также был осложнен неблагоприятной погодой, в ЕС урожай будет меньше уже из-за политико-экономических причин. У российского сельхозэкспорта конъюнктура в целом благоприятная, но нам лучше избегать стран, с которыми у нас непростые отношения. Это прежде всего ЕС и, возможно, страны Ближнего Востока, экспорт туда в значительной степени политизирован. Но, к счастью, Турция никуда не уходит, плюс, скорее всего, для нас открывается направление на экспорт в Китай. Тем не менее нужно понимать установки нашего государства: оно не допустит социального взрыва, связанного с резким ростом цен на продовольствие, который мы будем наблюдать во всем мире. Поэтому государство начнет активно вмешиваться и пытаться ограничить рост цен в стране. Так что нас вполне может ждать картина, когда во всем мире цены на пшеницу могут ставить рекорды, а у нас их будут искусственно занижать. Для этого государство будет использовать механизмы квот, пошлин и запретов на экспорт.

Тем не менее, по словам эксперта, пристальное внимание государства к сельскому хозяйству позволит аграриям успешно закончить этот год. Роман Иноземцев, как и Александр Гавриленко, ожидает расширения мер поддержки государством АПК, но подчеркивает, что сроки и масштабы сейчас трудно прогнозировать из-за политической нестабильности в мире.

Пошлины и крепкий рубль «съедят» прибыль

Генеральный директор «Агроспикера» Виталий Шамаев считает, что наших аграриев и Россию в целом ждет очень сложный сезон. И предпосылки к этому возникли еще до масштабных геополитических изменений, которые сегодня идут.

— По моим данным, по сравнению с прошлым годом экспорт упал на 12 млн тонн: зерно, продукты переработки (масла, шроты, комбикорма, мука и пр.). Я полагаю, это прямое следствие действия экспортных пошлин. По оценке Минсельхоза США, зерновой экспорт РФ должен в новом сезоне вырасти на 7 млн тонн. И нам нужно попытаться отыграть потерянные 12 тонн. Возможности для увеличения экспорта в новом сезоне, на первый взгляд, имеются. С мирового рынка выпала Украина, у нас прогнозируют рекордный урожай зерна. Но при этом к началу сезона укрепился рубль, что резко подорвало нашу конкурентоспособность на мировом рынке. Поэтому для нас высоких мировых цен не будет, экспортные пошлины и дешевый доллар все нивелируют. Давайте посчитаем: сейчас экспортная пошлина на тонну пшеницы составляет 112 долларов. Переведем эти цифры на урожайность. В Центральном регионе урожайность озимой пшеницы — 4 тонны с гектара. При пошлине, условно говоря, 100 долларов — это 400 долларов с гектара. На Кубани урожайность выше, соответственно, и пошлина тоже — 500–700 долларов с гектара. Это деньги, которые теряет аграрий. А поддержка от государства у нас на гектар всего 300 руб. Вот и судите сами, удастся ли при таких экспортных пошлинах заработать сельхозпроизводителям на мировом рынке. По моим подсчетам, в этом сезоне уже изъято из российского АПК 3 млрд долларов или 230 млрд руб. Государство говорит о том, что эти деньги пойдут на поддержку аграриев, но вряд ли вы увидите прозрачное и внятное распределение средств, полученных в виде пошлин, — говорит Виталий Шамаев.

Ситуацию для аграриев в этом году осложняет выросшая себестоимость урожая: дорогое сырье, дорогая логистика. Чтобы выходить на рынок, аграрию нужны дешевые ресурсы.

— Мы же только строим новые барьеры в виде экспортных пошлин, а потом удивляемся, почему фермеры не спешат продавать зерно, держат на элеваторах. Так будет и в этом сезоне: скорее всего, уйдем в длительное хранение и будем ждать экспортного окна, — прогнозирует эксперт. — С выходом нового урожая будет послабление цен, и мы при этом не сможем конкурировать с другими странами-производителями. Сегодня у нас покупают зерно, потому что его нет у конкурентов. Но будет экспортировать Америка, которая является бенефициаром в данной ситуации, а также Европа и даже Индия, несмотря на то, что официально они сейчас прикрыли экспорт. От нас, возможно, на мировой рынок поедет кубанское зерно. А что будут делать Поволжье, Урал, Сибирь? Насколько их зерно будет выездным при крепком рубле, дорогой логистике — непонятно. Да, рекордный урожай, скорее всего, будет, но вопрос — как мы его продадим? Я не вижу ни одного конкурентного преимущества в этом сезоне для российского зерна.

Экономия выйдет боком

В этой ситуации возникает вопрос: что же делать аграриям, как нивелировать свои расходы на сырье и логистику, которые серьезно выросли еще в прошлом году, и тенденций к снижению цен пока не предвидится? Некоторые начинают сокращать количество обработок посевов, отказываться от хороших препаратов. Результатом может стать не только существенное снижение урожайности, но и практически его полная потеря.

— В любом бизнесе очень важными показателями являются выручка и валовая прибыль. Для эффективного результата необходим рост обоих показателей. Если аграрий всегда получал 50 ц пшеницы с гектара, а завтра получит 25 ц, то, грубо говоря, у него будет в два раза меньше оборотных денег. При этом прибыль за счет роста цен на зерно в этом году получится точно не меньше, чем в прошлом, даже при больших затратах. Поэтому не стоит переходить на крайности, сокращать систему защиты и питания, которые приведут к уменьшению урожайности. Причем не факт, что вы сможете просчитать и получить планируемый результат. Экономим копейку — проиграем рубль. К сожалению, у наших клиентов очень разная степень эффективности бизнеса в том, что касается качества использования средств производства. Многие вещи делаются не вовремя, что приводит к большим потерям. Этот факт доказывают наши специалисты по агросопровождению из компании «Урожай». Необходимо работать над своей эффективностью, иначе вполне можно лишиться большего, чем удастся сэкономить, — комментирует генеральный директор ООО «Агротек Альянс» Сергей Тимошенко.

В этом году была очень мягкая зима, почва промерзла меньше, чем обычно. Следовательно, болезней и вредителей будет больше. В условиях холодной влажной весны этого года идет бурный рост сорняков. Нельзя забывать и про постепенное увеличение резистентности к препаратам, которые борются с болезнями, вредителями и сорняками. Ни в коем случае нельзя сильно упрощать систему защиты или уменьшать дозировку пестицидов.

— На самом деле, затраты на средства защиты растений в расходной части составляют 12–15%. Это не так существенно по сравнению с другими расходами. Если сельхозпроизводители сильно удешевят систему защиты, то смогут сократить свои затраты максимум на 20–30%. В итоге сократят в себестоимости 2–4%, но при этом потеряют до половины урожая. Конечно, каждый должен исходить из имеющихся возможностей. Если не хватает средств — это одно, если оставил деньги на депозите, то это ошибка, — говорит эксперт.

В этом году аграрии уже запаслись необходимым количеством СЗР и удобрений для весенне-летних полевых работ, посеяли семена. Осталось закупить протравители, десиканты и, возможно, глифосаты. Цены стабилизировались и немного опустились. По мнению Сергея Тимошенко, эта ситуация продлится 3–4 месяца, затем цены пойдут вверх. При этом дефицит на некоторые продукты сохраняется.

— Ситуация с санкциями привела к тому, что некоторые химические и семенные компании покинули нашу страну (Pioneer Corteva, FMC). Надеемся, что их примеру больше никто не последует, но дефицит СЗР и семян, скорее всего, усилится. Поэтому те аграрии, у которых есть возможность и которые смотрят вперед, уже начали закупки СЗР и семян на следующий год. Сейчас активно покупают семена кукурузы и подсолнечника, которые могут серьезно подорожать из-за ухода компании Pioneer с рынка. Заблаговременная подготовка к сезону помогает серьезно сэкономить свои расходы, — поясняет Сергей Тимошенко.

Что касается того, удастся ли отечественным аграриям заработать на сверхрекордной цене на пшеницу и большом урожае, то это вопрос сложный.

— Да, государство будет контролировать цены и, безусловно, не даст много заработать аграриям. Цены на мировом рынке сейчас рекордно высокие, но зерновая пошлина существенно снижает прибыль сельхозпроизводителей. В этом году государству особенно нужны деньги, поэтому пошлины вряд ли отменят. Тем не менее прибыль аграрии все равно получат, скорее всего, на уровне прошлого года, — считает Сергей Тимошенко. — На внутреннем рынке сейчас можно встретить даже лучшие ценовые предложения, чем в портах. У нас развивается животноводство, которому требуется определенный объем зерна. Трейдинг также постепенно станет наращивать объемы относительно сегодняшнего дня, поэтому прибыль будет. Если геополитическая ситуация не изменится, тогда уже можно говорить о сокращении посевных площадей, чтобы уменьшить расходы аграриев. Но урожайность необходимо сохранить на прежнем уровне.

ЮЛИЯ ЖИТНИКОВА

Источник

Другие статьи:

По теме:

Россия накормит? Эксперты предрекают дефицит мировых запасов зерновых культур, а также голод и бунты

Россия накормит? Эксперты предрекают дефицит мировых запасов зерновых культур, а также голод и бунты

Из-за сложных климатических условий этого года многие страны — ведущие производители зерна — снизили свои прогнозы на урожай. Другие уменьшили или полностью перекрыли экспортные поставки. Из-за этого некоторые эксперты предрекают дефицит мировых запасов зерновых культур, а также голод и бунты в зависимых от импорта продовольствия странах.

Читать»
Зерновой кризис

Зерновой кризис достиг предела

По прогнозам экспертов, мировые цены на продовольствие в 2022 году вырастут почти на 23%, а на растительные масла — до 30%. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) уже зафиксировала в марте рост индекса цен на продукты питания на 12,6%, до 159,3 пункта, что стало рекордом за все время существования показателя с 1990 года. Небывалый рост обусловлен серьезным повышением цен в первую очередь на растительные масла (на 23,2% за март по отношению к февралю) и зерновые (на 17,1%), а также на мясо, сахар и молочную продукцию.

Читать»