РосАгро - российский информационный агропромышленный портал

Как введенные квоты повлияют на поставки семян аграриям

В Минсельхозе РФ к концу года обозначили квоты на ввоз импортных семян по различным сельхозкультурам. И если по картофелю разрешенный объем даже превышает ежегодные поставки, то по сое, ржи, пшенице импорта в следующем сезоне не будет вовсе. По этому поводу РЗС обратился в очередной раз в Правительство РФ, высказав свои опасения насчет обеспечения аграриев семенами и развития селекции при введенных квотах.

Ольга Романова

Как введенные квоты повлияют на поставки семян аграриям

Некритичный фактор

В конце декабря в Правительство РФ поступило уже второе обращение за месяц от Российского Зернового Союза по поводу введения квот. Члены РЗС отметили, что «квотирование импорта как мера нетарифного регулирования прямо направлена на ограничение конкуренции, являющейся стимулом использования самых передовых достижений науки, что приведет к стагнации как самого отечественного семеноводства, так и аграрной отрасли в целом. А предложенная Минсельхозом России модель и объемы квотирования несут в себе непосредственную угрозу продовольственной безопасности Российской Федерации».

В ведомстве определили следующие квоты на ввоз импортных семян: картофель — 16 тыс. тонн, пивоваренный ячмень — 0,6 тыс. тонн, кукуруза — 5 тыс. тонн, рапса гибриды — 2 тыс. тонн. На пшеницу, рожь и соевые бобы обозначена нулевая квота. Квоту предлагается установить на период с 23 января по 31 декабря 2024 года.

По нулевой квоте в отношении пшеницы никаких опасений, понятно, высказано не было. А вот по ряду остальных культур члены РЗС выразили обеспокоенность — например по подсолнечнику, сое, гибридам рапса и ржи. В целом же, судя по тону и содержанию письма РЗС, ситуация и прогнозы самые печальные. Впрочем, другие эксперты и представители отраслевых союзов оказались не согласны с оценкой Российского Зернового Союза. По их мнению, ситуация по некоторым культурам действительно несколько напряженная, но она вполне рабочая. Поводов для паники нет.

«Мы уже не раз говорили о том, что, на наш взгляд, к прогнозам РЗС нужно относиться осторожно. Весной 2023 года в Союзе заявляли о значительном снижении посевных площадей зерновых, что привело бы к уменьшению урожая зерна до негативного показателя в 120 млн тонн.

Эксперты Национального семенного альянса провели свои расчеты, которые доказали, что сокращение площадей зерновых колосовых не может быть столь существенным и мы в текущем году получим около 145 млн тонн зерна. Наши цифры практически совпали с фактической картиной. А вот прогнозы и опасения РЗС не сбылись. И это не единичный случай. Так что и к этому очередному письму тоже нужно относиться критически», — считает председатель совета НСА Игорь Лобач.

По словам эксперта, определению объема квотирования предшествовала долгая и тщательная работа совместно с отраслевыми союзами селекционеров, семеноводов, переработчиков. В конечном итоге большинство отраслевых союзов пришли к компромис­сным значениям размера квот. Причем по некоторым культурам, наоборот, они получились больше, чем предлагалось НСА.

«Мы рассчитывали, что по кукурузе будет нулевая квота. Но в Минсельхозе перестраховались и утвердили 5 тыс. тонн. Из них с подачи НСА 600 тонн — для восковидной кукурузы, именно эту потребность заявил Союзкрахмал. Добавили и 600 тонн семян высокоолеинового подсолнечника по просьбе Масложирового союза, 600 тонн пивоваренного ячменя, согласовав их с пивоваренными компаниями. По этим нишевым культурам, где пока еще существует высокая зависимость от импортной селекции, объем квот предложен равным фактическому объему, который завезли на посевную 2023 года. Так что ни о какой угрозе продовольственной безо­пасности говорить не приходится», — пояснил Игорь Лобач.

Также эксперт не согласен с тезисом про ограничение конкуренции. На территории РФ производятся семена как отечественных, так и иностранных компаний, которые могут свободно конкурировать друг с другом, а также и с завозимым материалом.

Особую тревогу у членов РЗС, судя по письму, вызывает ситуация с гибридами ржи. Но площади посевов иностранных гибридов ржи в РФ составляют не более 10 %, вряд ли эти объемы критичны для обеспечения продовольственной безопасности.

По рапсу значительные площади в России действительно заняты сортами, а не считающимися более урожайными гибридами. Но отечественные гибриды также появляются — например селекции ВНИИМК. Процесс и здесь не стоит на месте.

«Члены НСА производят 92 % семян российской кукурузы, 76 % подсолнечника и практически всю отечественную сахарную свеклу. Подобное представительство участников отрасли позволяет Альянсу действительно вырабатывать общеотраслевое мнение по ключевым вопросам селекции и семеноводства. Аналитические исследования и их регулярные обсуждения на экспертных советах НСА подтверждают, что растут объемы производства, развивается селекция, многие отечественные сорта и гибриды в равных условиях не уступают иностранным. И даже если зарубежные поставщики после введения квот резко сократят или полностью прекратят поставки, о чем заявляет РЗС, сегодня, благодаря серьезным мерам, особенно принятым в последние два года, это уже не станет критичным фактором для аграрного производства и продовольственной безопасности страны», — комментирует Игорь Лобач.

Триггер для селекции

С позицией Игоря Лобача сог­ласен и исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев. Как он рассказал в прямом эфире телеграм-канала «Поле.РФ», текущую ситуацию перед определением объема квотирования изучали очень тщательно.

«С точки зрения обеспеченности подсолнечником зарубежной селекции ситуация значительно лучше, чем ее можно представить по объему квоты. По нашим оценкам, объем произведенных в России уже из родительских форм зарубежной селекции семян сегодня составляет от 12 до 14 тыс. тонн. Помимо этого, отечественные селекционеры произвели около 12 тыс. тонн гибридов для подсолнечника, в том числе и устойчивые к заразихе, для экспресс-технологий. С принятием квот ситуация существенно не изменилась. Да, в тех регионах, где особого эффекта по урожайности от применения зарубежных гибридов в сравнении с отечественными сортовыми семенами нет, картина изменится. Там, наверное, откажутся от иностранных гибридов в пользу российских сортов. В целом мы считаем, что этот год пройдем относительно безболезненно, и рассчитываем на урожай примерно на уровне 2023 года», — рассказал Михаил Мальцев.

Опасения членов РЗС вызвала также нулевая квота по сое, которая может, по их мнению, привести не просто к нехватке семян на рынке, а именно к нехватке пригодных для получения высококачественной пищевой продукции. А полный запрет доступа к инновационным сортам зарубежной селекции негативно скажется на экспортном потенциале сои.

«Я думаю, что решение по нулевой квоте было принято обдуманно. После анализа рынка стало очевидно, что российские компании в состоянии произвести семена в полном объеме для удовлетворения потребностей аграриев. Поэтому дефицита не предвидится. Другое дело, что при полном ограничении импорта и отсутствии доступа к иностранной селекции мы действительно можем на два-три года просесть по урожайности или по содержанию протеина. К сожалению, не все селекционные программы российского производства на сегодняшний день могут быть источником высококачественной продовольственной сои, которая как раз и обладает большим экспортным потенциалом. Происхождение семян и культура их производства в России — пока еще слабая сторона наших селекционеров. Мы только сейчас учимся управлять качеством, работаем с сельхозтоваропроизводителями над культурой семеноводства, потребления. Большие надежды возлагаем на внедрение ФГИС «Семеноводство», которая позволит эффективно бороться с серым рынком. Отсутствие «безродного» материала подтолкнет к новому пониманию вопроса качества семян аграриями и стимулирует развитие отечественной селекции. Пока же в стремлении сэкономить фермеры не совсем понимают значимость использования качественного, сертифицированного посевного материала. Но семена — это более половины успеха урожая. При применении «безродного» материала падают показатели силы роста, силы сорта. И вместо того, чтобы получить 3,5 тонны с гектара, получают 1,6–1,8 тонны. Цифра на грани экономической целесообразности, которая отталкивает от инвестирования в эту культуру. Главным образом эти факторы сегодня препятствуют развитию отечественной селекции и обеспечению аграриев качественными семенами, а не сокращение импорта до нуля», — полагает руководитель направления «Соя» ГК «Агротек» Александр Овсиенко.

К тому же эксперты не считают, что при подобных ограничениях со стороны Минсельхоза РФ совсем закроется доступ к достижениям зарубежной селекции.

«Я всегда говорил: селекционные достижения не должны иметь национальности. Те иностранные компании, которые это понимают, остаются в России, создают совместные предприятия с отечественными компаниями и продолжают работать, но уже по правилам нашей страны. Те же, кто не согласен принять существующие правила, должны уйти без возможности вернуться на наш рынок», — говорит Александр Овсиенко.

По словам эксперта, ни один рынок не потерпит пустоты, освободившиеся места займут другие компании, с большим желанием работать. Да, это потребует времени, возможно, перестройка рынка будет идти два-три года, но это обязательно случится.

«Поэтому нулевая квота не должна пугать никого. Локализация производств на территории России будет запущена и начнет создавать дополнительные экономические цепочки внутри страны. Компаниям, которые принимают российские правила и готовы делиться своими селекционными достижениями на территории РФ, нужно давать возможность работать, помогать не меньше, чем своим. В конечном итоге они будут работать на экономику нашей страны», — отметил эксперт.

По состоянию на 2023 год Минсельхоз РФ выделяет около 30 наиболее заметных владельцев селекции и прав на сорта сои. Пока что большая половина компаний — иностранного происхождения. Первое место занимает «Семанс Прогрейн», где еще в 2014 году стартовала программа производства сортов для агроэкологических условий России. Также в числе лидеров — компания «Саатбау», которая тоже славится обновленной качественной программой по сое. Обе компании не планируют уходить с российского рынка. В то же время и отечественные предприятия активно развивают селекцию, наращивают производство. В их числе, например, компания «Русская Генетика», которая внедряет новые перспективные сорта и производит качественный посевной материал.

«Уверен, при действующих условиях мы вполне можем поэтапно расширить посевные площади сои до 10–15 млн га. Это сделает российский соевый рынок серьезным поставщиком не ГМО-сои на мировом рынке. Сегодня при всех наших успехах и растущем спросе на этот продукт Россию нельзя рассматривать как уверенного экспортера в данном направлении. Поэтому нужно наращивать инфраструктуру производства, развивать отечественную селекцию и увеличивать посевные площади во всех агрономически возможных регионах РФ», — комментирует Александр Овсиенко.

По мнению экспертов, именно сейчас переход на квотирование вполне возможен и пройдет достаточно безболезненно. Более того, он может стать триггером в развитии отечественной селекции, но далеко не первым шагом в этом направлении.

«Впервые серьезно о квотах начали говорить в Минсельхозе РФ еще в 2016 году. Тогда решили, что это невозможно из-за участия России в ВТО. Но за восемь лет поэтапной работы ситуация существенно изменилась, и к моменту обострения политической обстановки отечественное семеноводство по большинству культур способно обеспечить внутренние потребности. Мы же не просто говорили «закройте рынок», мы к этому готовились, улучшая свою генетику, наращивая объемы производства, создавая условия для работы отечественных и не только компаний на нашем рынке. Отечественные компании ежегодно увеличивали посевные площади семенных участков на 30–40 % (некоторые и до двух раз). Сегодня мы готовы и должны защищать свой рынок. И квоты наряду со значительными изменениями в отраслевой нормативно-правовой базе — только один из инструментов, стимулирующих отечественные селекцию и семеноводство. Думаю, по культурам, которые сегодня еще импортозависимы, мы сможем прийти к заложенным в Доктрине продбезопасности критериям уже через три – пять лет», — уверен Игорь Лобач.

ОЛЬГА РОМАНОВА

Подпишитесь на каналы РосАгро, где вам удобней нас читать:

Другие статьи:

Подпишитесь на каналы РосАгро,
где вам будет удобней нас читать: